Человеку, который никогда не использовал Инстаграм, это действительно интересно. Человеку, который никогда не фотографировал свою еду, это исключительно интересно, только если он не безразличен. Но как можно быть безразличным к феномену, который увлек миллионы людей по всему миру. Что вы хотите этим сказать? Быть может вы хотите показать? Но в этом случае - что в конце концов является предметом вашего разговора, вашего сообщения и этой своеобразной визуальной трансляции.

Век визуального

Фотография переживает свой золотой век. Несмотря на практически врожденное желание придавать своим эмоциям и опыту визуальное воплощение, мы должны признать – сейчас статическая картинка имеет просто неимоверную власть над нами. Куда не ткни – фотограф. На концертах больше нет нужды в локальном световом шоу, потому что для музыканта со сцены толпа людей – это практически полноценный млечный путь из вспышек фотографий. Ты где-то был, но если нет фотографии, то тебе никто не поверит. Короче говоря, если нет чекина, тогда ты и не существовал.

Но кажется мы достигли предела. Сингулярности в рамках технологии визуальной коммуникации, имплозии в рамках статичного впечатления. Мы достигли или предела совершенства, или дна самой глубокой пещеры ощущений. Мы массово фотографируем еду.

Вы делали это вчера?

Не имея никаких предрасположенностей к повторению подобного опыта, не осуществляя никаких попыток критиковать, мы попробуем найти некоторые основания для подобного поведения. Вполне возможно, что некоторые из вас с подозрением косились на парня, который перед тем как пить пиво, сфотографировал стакан по всем правилам композиции. Здорово, если только на телефон. Вы видите это повсеместно, но в таком случае понимаете ли вы причины?

Давайте попробуем разобраться с этим, руководствуясь гуманитарными науками, собственными идеями и взглядами. Не забудем добавить парочку примеров. Возможно это поможет вам понять себя, возможно поможет понять вашего партнера по жизни женского пола, которая так ловко справлялась с поглощением и фотографированием, да еще и комментировала. Я очень надеюсь, что вам не придется понимать партнера по жизни мужского пола. Наверное, это локальная трагедия.

Потреблять так с помпой

Начнем издалека. Вернемся на 4 века назад и вспомним о традициях голландского барокко 17 века. Что для нас сегодня дорогие айфоны и крутые машины, то для человека того времени обычный натюрморт. Сплошная демонстрация богатства и возможность для хвастовства. Поэтому и рисовали на совесть – поразительная детализация, богатство красок и чувственность картины. Яркий представитель этого времени – Ян Давидс де Хем легко станет вашим проводником. Посмотрите его картины и убедитесь сами.

Еще давайте про ананасы вспомним, потому что в 17 веке, где экзотические фрукты считались экзотикой, люди ананасы не ели. Зачем их есть, когда их можно показывать окружающим – вот где настоящая богема и достаток не из худших. Местные стартаперы, не будучи дураками, организовывали локальный бизнес по аренде ананасов. Хозяин дома и крупномасштабного застолья всегда мог утереть нос подобным жестом - настоящий ананасовый coup de grâce. Сегодня ананасом никого не удивишь, ведь душа современного эстета и благородного представителя общества просит больших масштабов. Фотография суши из местного бара сойдет.

Социология на службе инстаграма

Короче говоря, еда является символом классового статуса, а фотолента вчерашнего застолья – ваш универсальный аусвайс в мир регионального престижа. Честно говоря, меняются только масштабы и традиции, а вот поведенческая схема не изменяется вовсе. Эрвинг Гоффман – американский социолог и представитель второго поколения Чикагской школы в социологии, надеюсь, с радостью нам поможет. Некоторым будет достаточно только названия его книги «Представление себя другим в повседневной жизни». В этой книге речь идет о символическом взаимодействии между людьми на основе игровой формы – поистине наш случай.

Говоря простым языком, у вас есть статус и есть методы работы над ним. Это означает, что ваш статус ранжируется по шкале престижа в рамках определенной ценности, которая исповедуется вашим близким и дальним окружением. А еще у вас есть характеристика уважения и система идеалов, которая работает вместе с различными статусами.

Ешьте, чтобы убедить

Так вот в Японии есть суши – ну совсем неинтересно. А вот в Перми – очень даже. Чем круче еда вам достанется по сравнению с вашим обычным рационом, тем больше у вас возможностей продвинуться по субъективной лестнице престижа. А теперь вопрос на миллиард. Как доказать этой противной Тамаре Петровне, моей однокласснице, что жизнь нас била одинаково нещадно, но ее избила уж точно сильнее? В решении нам поможет старик Эрвинг:

Любой знак, дающий надежное свидетельство позиции того, кто его произвел, - неважно, пользуются ли им как свидетельством позиции обыватели или социологи, - может быть назван удостоверением статуса.

А еще:

Каждый элемент поведения лица является знаком его социальной позиции. Знак позиции может быть статусным символом только тогда, когда он используется с некоторой регулярностью как средство социального «размещения» лица, которое его производит.

Адвокат дьявола(фуди)

А теперь простым языком – чем чаще я публикую в социальных сетях фотографии с едой (читай доказательство), тем больше Тамара Петровна вырвет седых волос со своей головы. Чем чаще я показываю какую воду, вино, пиво и закуски я потребляю, тем сильнее завидует мне гипотетический Александр. Фотографии пропали? – Люди констатируют, что падение рубля все-таки сказалось на вас. Но не время паниковать, ведь можно тырить фотографии других людей (любой великий фуди заимствует, он ведь тоже художник). На крайний случай сойдет бутылка дорогого пива и закуска перед экраном телевизора с матчем Чемпионата Европы – это бюджетный вариант.

В чем-то нам действительно повезло. У нас есть инстаграм. А вот германским племенам эпохи Древнего Рима приходилось выпендриваться иначе. Вроде бы Тацит (хоть это и не факт) описывал занятные изменения в психологии социальных игр германцев. Обычай захоронения лидеров племен был стандартный – в могиле будет не просто вождь, но еще и все добро туда навалим.

А вот когда впервые увидели серебряные кубки, богатые столы с едой, мечи с ножнами из изумрудов, то быстро решили в могилы докладывать еще и заимствованное добро. Римляне процесс быстро смекнули и начали откупаться от варваров, предоставив им ресурс для внутренних распрей. Порой возможности опаснее, чем способы их реализации. И пища, увы, не исключение.

Продолжим во второй статье.