Моя провинциальная культура познакомила меня с ней уже давно, и я знаю, что шаурма – это вкусно. А вот про каннелони не знаю.

Я не один. Мы не одни

Не думайте, что мы в России одни стоим в очередях за шаурмой. В Германии на самом Юге страны (по крайней мере за этот регион ручаюсь) немцы очередями стоят в турецкие лавочки с дальним родственником нашей местной шаурмы. Пускают бульдожьи слюни, но самое важное – они стоят завороженные процессом. Наследники западной римской империи, поклонники эффективности и исключительного прагматизма стоят завороженные. Может быть и вы замечали это за собой?

Аттика и Восток

Вас когда-нибудь интересовала причина этой магической привлекательности шаурмы? Быть может вы сходили с ума от восточных сладостей? Но так или иначе, вас все равно тянет на запад? Каннелони с творогом звучит солидно, неплохо было бы попробовать. А еще идеальные пропорции гамбургеров в рекламе Макдональдса и геометрически-выверенные торты с глазурью. Что же это такое?

Попробуем рассказать об одной из научно-популярных версий. Все дело в том, что вся современная цивилизация развивалась из двух колыбелей. Существовала аттика (Древняя Греция) и ближний восток, которые вместе и по отдельности сформировали современный облик нашего мира.

Вы знаете, что греческая скульптура не знает изображений детей? Так уж вышло, что греков интересовала завершенная телесная красота, да и не только телесная. Технические механизмы плавно и неспешно проплывали мимо мастерских, потому что никто не торопил время и прогресс. Греки боялись стремительного движения технологий. Греки восхищались статикой.

Статичный foodporn

Античная статика получила свое самое заманчивое словесное воплощение через призыв Сократа познать самого себя. Другими словами, греческая статика – это некая идеальная модель, которая охватывала своим влиянием общество, воспитание и искусство. И еще культуру пищи, потому что нас интересует еда. Ведь у нас неразрешенный спор каннелони и шаурмы.

Аттика как колыбель современного западного мира дает нам статичный идеальный художественный образ, которым мы восхищаемся и вожделеем. Выровненные пропорции, золотое сечение и эстетика возведенная в абсолют. Да здравствует #foodporn – детище западной культуры.

Экспансия гамбургера

Цель походов Александра Македонского – создать завершенный статичный мир, который можно бесконечно медленно познавать. Цель экспансии Макдональдса и KFC – все билборды мира, украшенные идеальными картинками бургеров, картошки фри и куриных ножек. Гамбургер совершенно непривлекателен, если разобрать его по запчастям. Но вот на картинке – это колосс современной западной культуры еды. Техничность изготовления, систематизированный конвейерный процесс и максимально эффективная система визуальных образов – все это наследники греческой колыбели.

Не подумайте, что это все касается лишь фастфуда. Все западное насквозь пропитано эстетикой пищи. Нам предлагают не есть, но мечтать и восхищаться идеальными формами пасты или уникальными геометрическими формами торта. Многообразие форм впечатление, искусство создания визуального образа вынуждает репостить. Каннелони не исключение.

Ближний восток и движение

Я не сомневаюсь, что вы не сомневаетесь вместе со мной в принципе отсутствия однополярного мира. Всегда есть противоречие, антипод. И да – он есть. Шаурма – правомерный наследник вечной противоположности западной колыбели. Мы говорим о ближневосточной динамике.

Если античность дает нам идеальный художественный образ, то библейские тексты показывают нам технологическую карту изготовления – одна из основ культуры ближневосточной динамики. Не созерцание, но вечное движение. Подчас хаотичное, удивительно непоследовательное, но такое притягательное и завораживающее.

Буйство слов, яркость и насыщенность форм и объектов. Но самое впечатляющее – это процесс. Процесс движения рук, процесс движения культур и наследования традиций.

Очаровывающее движение

Вы ловили себя на мысли, что пытаетесь уловить и запомнить каждое движение ловких рук повара в этническом ресторане, если он готовит при вас? Вы пытались понять процесс приготовления той же шаурмы рядом с рынком? Следили за процессом изготовления?

В этом и заключается возможная притягательность. Ваш мозг настолько простимулирован визуальным впечатлением от приготовления, что все становится гораздо вкуснее. Масштабнее и сытнее.

Нам природой положено движение, мы умираем без него. Вечная динамика всего вокруг нас вынуждает видеть в этом одно из оснований нашего восприятия. Мы бесконечно восхищаемся и статикой, но зачастую находим истинное удовольствие в движении. Даже если это движение заключается в приготовлении пищи. Порой можно остаться бесчувственным к самым изысканным блюдам запада, но потерять ум от обычной перченной лепешки в арабских странах.

Механизм или естественность?

Испытываете ли вы удовольствие от стандартных рецептов карбонары в 5 простых шагов? Получаете ли вы радость от механистической культуры приготовления в экстраординарно оборудованных кухнях? Это исключительно дискуссионный вопрос.

Но вспомните, возможно вы в детстве пытались сами приготовить фруктовый лед? Самостоятельно и без родителей, путем движения детской мысли, замораживали лимонад и придавали ему любимую форму, пускай без совершенства пропорций? Разве это не было вашим таинством? Загадочным движением вкуса и желания воплощения?

Если да, то скорее всего вы без труда поймете разницу между западом и востоком, каннелони и шаурмой, статикой и динамикой. В рамках культуры еды конечно.