Любовь к еде в наше время не считается каким-то очень уж большим недостатком. Многие из нас время от времени балуют себя, съев, к примеру, в один присест внушительных размеров шоколадный тортик. Ну, а что касается тех, кто наслаждается подобными чрезмерными гастрономическими шалостями постоянно, — подумаешь, любит человек покушать немного сверх меры! В конце концов, вред этим он приносит лишь себе. Предлагаем вам истории легендарных обжор, пагубная страсть которых по-разному повлияла на их судьбы.

Классический обжора Иван Крылов

Пожалуй, самым известным обжорой считается великий баснописец Иван Андреевич Крылов. За один обед он поглощал немыслимое количество пищи: три тарелки ухи, два блюда пирожков-расстегаев, несколько телячьих отбивных, половину жареной индейки, гурьевскую кашу, страсбургский пирог и всякую мелочь (соленые огурчики, моченую бруснику, сливы, антоновку). По словам одного из современников, Крылов съедал «столько, сколько все остальное общество вместе».

Конечно, такие привычки не могли не сказаться на образе жизни: Крылов прослыл не только великим обжорой, но и великим лентяем. «Ну, вот поспали, можно и поесть. Ну, вот поели, можно и поспать» — эта фраза из мультика про Дюймовочку замечательно характеризует течение жизни писателя.

Своей страсти Иван Андреевич не стеснялся, более того, с возрастом полностью вжился в образ добродушного нелепого чудака и обжоры. Сейчас бы сказали: сделал такой образ жизни своей «фишкой». Крылову ничего не стоило, например, явиться на прием к императрице в дырявых сапогах и нестиранном кафтане, покрытом разноцветными пятнами от соусов. Но приближенному к царскому двору писателю все прощали, а на обедах выставляли поближе самое вкусненькое. Говорят, однажды на званом приеме во дворце Крылов забыл про этикет и начал поедать кушанья одно за другим. Коллега Жуковский упрекнул тихонько: «Откажись хоть раз, Иван Андреевич, дай императрице возможность тебя попотчевать!» — «Ну, а если не попотчует?» — возразил Крылов и продолжил свое увлекательное занятие.

Друзья писателя, если и не разделяли такую поглотительную страсть, то тактично помалкивали и старались накормить гостя до отвала. К визиту Крылова кухарки были вынуждены готовить дополнительное блюдо, а то и придумывать специальное меню. Бывало, этот толстяк подшучивал над хозяевами: оглядев вереницу заботливо приготовленных блюд, томно вздыхал: «Не могу…». А потом, выдержав паузу, продолжал: «Не могу оскорбить вас отказом!». И начиналось пиршество.

Конечно, такое необузданное обжорство не могло не привести к проблемам со здоровьем. Но Иван Андреевич относился к ним легкомысленно, а иногда и вовсе вышибал клин клином. Однажды у баснописца заболел желудок, и пришлось ему ограничиться «легким» перекусом: тарелкой щей да шестью пирожками. Как бы ни был непривередлив к еде Крылов, но даже он почувствовал, что пирожки ощутимо горчат. А при осмотре выяснилось, что они безнадежно испорчены — покрыты зеленой плесенью. Но не пропадать же добру! «Двум смертям не бывать, а одной не миновать» — рассудил Иван Андреевич и мужественно доел остальные пирожки. Странным образом болезнь прошла, и уже на следующий день Крылов рассказывал знакомым о своем чудесном исцелении. Чем не сюжет для поучительной басни?

Легенда гласит, что и умер писатель от своего обжорства  — от заворота кишок при переедании. На самом-то деле сгубило Крылова двустороннее воспаление легких, но это уже совсем другая история. В памяти потомков он навсегда останется гениальным лентяем, талантливым обжорой и добродушным толстяком.

Борец с обжорством Лучано Паваротти

О любви великого тенора к еде тоже ходили легенды. А поскольку жил он во времена таблоидов и папарацци, слабость этого голосистого итальянца была известна всему миру. Мало какое интервью обходилось без вопросов о не маленьком весе Большого Па (как величали Паваротти поклонники). Тому ничего не оставалось, как отшучиваться: «Почему я так много ем? Во-первых, я итальянец. Во-вторых, я родом из Модены — города обжор».

В своих пристрастиях Лучано был не оригинален: нежно любил родную итальянскую кухню. Спагетти с томатным соусом, пицца, лазанья и ризотто всю жизнь оставались его любимыми кушаньями. А какие обеды закатывались на вилле Паваротти «Джулия»! Многочисленные гости с удовольствием лакомились пармской ветчиной — окороком, натертым солью и пряностями, мягким сыром, холодной жареной курицей, горячим шпинатом, политым лимонно-чесночным соусом, тушеными мидиями и кальмарами, приправленными маслинами и кедровыми орешками, сладким творожным пирогом с апельсинами, клубникой, политой бальзамическим уксусом. А в промежутке между основными блюдами — постоянные перекусы: мороженое, сыр, хлебные палочки, пропитанные оливковым маслом. Как же тут остаться тонким и звонким!

При росте 190 см Лучано в свои самые «толстые» периоды весил около 150 кг. Но нельзя сказать, что такой вес устраивал Большого Па. Периодически он садился на диеты, например, ел одну лишь вареную картошку с черной икрой. Однажды даже поселил в доме личного диетолога и твердо вознамерился следовать его советам. Но стоило тому ослабить контроль, как его подопечный стал совершать налеты на холодильник и поедать запретные блюда.

Лучшим стимулом похудеть стала для Паваротти, как это ни банально, новая любовь. В 60 лет Лучано влюбился в свою секретаршу, которая была намного моложе его, развелся с первой женой и начал новую жизнь. Если прежняя супруга сквозь пальцы смотрела на переедание мужа, то молодая Николетта придерживалась другого мнения: «Она заперла меня дома на три недели наедине с планом диетического питания и соответствующими ему продуктами. Ни спагетти, ни пиццы, ни алкоголя… Сплошной сок, да еще водой разбавленный», — жаловался певец в прессе. Диета под названием «Баста!» и ежедневная утренняя зарядка сделали свое дело: Паваротти похудел килограммов на 30 и запел еще лучше прежнего. Но результата хватило ненадолго — со временем потерянный вес вернулся. А вместе с ним — и серьезные проблемы со здоровьем: хроническая почечная недостаточность и боли в спине.

Уже в конце жизни на извечный вопрос журналистов о похудении великий тенор ответил так: « Все измождают себя разными диетами, тренажерными залами. На самом деле, все гораздо проще: своими же руками оттолкните от себя стол. Это лучшая диета!». Жаль, что силы воли Большого Па на этот твердый шаг не хватило.

Страдающий обжора Элвис Пресли

Кумира миллионов, короля рок-н-ролла  Элвиса Пресли переедание и вовсе привело к печальному исходу жизни. А начиналось все с обычной, присущей многим людям, любви к вкусненькому. Как настоящий американец, Элвис обожал калорийную пищу, всевозможный фастфуд. Его любимыми блюдами были мамины котлетки и сэндвичи собственного изобретения (с арахисовым маслом и жареными ломтиками банана). Но постепенно страсть к еде стала одной из главных в жизни певца. Есть такое выражение — «заедать стресс». Похоже, именно это с Элвисом и произошло.

Кто-то скажет: какие такие проблемы были у мировой знаменитости? Элвису было чуть за 20, когда он стал богат и знаменит. Вероятнее всего, у парня из бедной семьи появились нарушения психики от внезапно свалившейся мировой славы. Он получил все — деньги, известность, любовь поклонников и поклонниц, но к концу жизни пресытился этими удовольствиями. В душе короля рок-н-ролла прочно поселилась депрессия, которую он глушил, как умел. 

Потеряв вкус к жизни, он нашел его в еде и запрещенных препаратах (по официальной версии, наркотики Пресли не употреблял — только лекарства в огромных количествах). Потребление и того, и другого было весьма неумеренным. По свидетельствам очевидцев, на завтрак (который, к слову, приходился на пять часов вечера — нелегок звездный режим) Элвису подавали шесть яиц, хорошо прожаренных на сливочном масле, ветчинные шкварки и сосиски, а на десерт — две пачки молочных бисквитов. На обед где-то в районе полуночи Элвис часто захаживал в рестораны, где заказывал любимый сэндвич «Золото дурака», приготовленный из целого итальянского батона, нафаршированного арахисовым маслом, джемом и беконом. Ну, а перед сном, то есть утром, Пресли ужинал любимыми котлетами и сэндвичами.

Такая «диета» быстро привела певца к ожирению. Довольно скоро он набрал вес свыше ста килограммов. Менеджеры артиста недвусмысленно начали намекать на необходимость похудения: на роль кумира девочек раздобревший певец плохо годился. Элвису пришлось несколько раз полежать в клинике и придерживаться разработанной для него «сочной» диеты, состоящей из сока папайи. Долго на таких строгих условиях продержаться он не мог и предпочел лечиться по старинке — лекарствами. К коктейлю из разнообразных препаратов (снотворных, антидепрессантов, стимуляторов) прибавились еще и «похудательные» пилюли.

Это была классическая картина булимии — пищевого расстройства. Главный признак булимии — резкое усиление аппетита, которое наступает  в виде приступа и сопровождается чувством мучительного голода. Проще говоря, человек не может остановиться, пока не насытится, а потом стремится избавиться от съеденного. Элвис Пресли устало бродил по порочному кругу: диета — срыв — очищение. В числе прочих зависимостей врачи признали булимию Пресли одной из причин его морального и физического истощения в последние годы жизни.

Итог всем известен: 42-летнего Элвиса нашли мертвым в собственной ванной, в которой были разбросаны пузырьки с лекарствами. Запрещенных препаратов, правда, не нашлось, а вот лекарственных — целая аптека. По официальной версии, именно они спровоцировали сердечный приступ и последующую смерть.

P.S. Итак, Крылов свою любовь к еде превратил в стиль жизни, Паваротти боролся с пагубной привычкой с переменным успехом, а Элвис предпочел сдаться и попасть в лапы булимии. Что ж, каждый из нас сам решает, как поступать. Как говорил Сократ: «Кто-то живет для того, чтобы есть, а кто-то ест для того, чтобы жить». А вы какой вариант выбираете?