О СОВЕТСКОМ И ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОШЛОМ

В то время мы жили не богато, но и не бедно. Особых гастрономических изысков не было. Кроме того, моя мама не очень любила готовить, она всегда была деловой женщиной, начальницей. Советская кухня для меня довольно простая – это жареная картошка, пельмени, причем домашние (магазинные были отвратительны) и бутерброды, чаще всего с колбасой. Мое детство и ранняя юность прошли в Магадане. Сыра там практически не было, как и майонеза.

В Петербург я перебрался в начале девяностых.  Это время талонов, геркулеса и странных китайских сосисок, которые, как гуманитарную помощь, в студенчестве нам поставляли из деканата. В 95-м я уехал учиться в Германию, а оттуда отправился автостопом в Париж, тогда я впервые попробовал настоящий хороший сыр – это был Камамбер. С тех пор стал большим сырным фанатом.  Кстати, тогда же я узнал, что такое луковый суп, приготовленный не в ресторане, а в обычной французской семье.

О гастрономических экспериментах

Во времена перестройки в Магадане начали открываться первые кооперативные заведения. Одним из таких владел знакомый моего отца – это было корейское кафе.  Нас однажды пригласили отведать национальные блюда. Я до сих пор не знаю, что именно это  было, но хорошо запомнил «эксперимент».

На стол поставили небольшую жаровню и глиняный горшочек, на подобие тех, в которых иногда подают суп- харчо.  Сначала в него что-то положили из одного мешочка, а потом из другого высыпали смесь, похожую на специи. Все это залили водой и поставили на жаровню. Пока за столом шла беседа, горшочек чем-то наполнился до краев, а на поверхности даже образовалась корочка. Вкус был очень странный, напоминало кашу с сильно измельченной курицей. С детства я не был приучен к специям, поэтому впечатления были неоднозначные.

Только вечером, когда мы пришли домой, мой отец признался, что мы ели гусеницу. Оказывается, она была еще живой в тот момент, когда ее положили в горшок. А смесь, которой посыпали блюдо – не специи, а корм для нее. Она съела его и после того, как все это залили водой, несчастная гусеница разбухла, сварилась и превратилась в деликатес. Если честно, я не очень люблю эксперименты с едой.

О настоящей шаверме

В Петербурге шаверма появилась в середине 90-х – в то же время когда в Северную столицу массово стали переезжать эмигранты из южных республик, и возник всем известный атрибут тех лет – необходимость отдавать «браткам» бабло. Рядом со станцией метро «Звездная» было около двадцати ларьков, где ее продавали. Вряд ли на нее в действительности был такой спрос среди местных жителей, скорее всего, так отмывали деньги.  И, тем не менее, шаверма появилась именно тогда, и для меня в скором времени стала культовым фаст-фудом.

У меня даже есть собственный фетиш – я много путешествую и в любом месте стараюсь попробовать местную шаверму, шаурму, дёнер кебаб, везде ее называют по-разному. Лучшая, кстати, в Питере. И дело даже не в том, что я патриот, я как раз космополит. В Петербурге я человек  пришлый, мне кажется, мое мнение даже претендует на некую объективность. Одна из моих любимых находится в Купчино, на улице Будапештской 71/1 и называется «Шаверма «ГОСТ»».

Когда попадаешь туда, видишь меню, в котором тринадцать или четырнадцать видов: шаверма «По-купчински», «По-ленинградски», «По-московски», «Еврейская», «Арабская», «Турецкая» и т.д. Это что-то неописуемое. Самое главные составляющие в этом блюде: мясо, соус и лаваш, от них вкус и зависит. Такого соуса, как в Питере, я пока нигде не встречал.  К нему приблизился только Лиссабон однажды, но и это было все-таки не то. 

О гастрономических открытиях

В основном я путешествую по Европе. В Барселоне мне запомнилось заведение La Paradetta, где подавали свежие, вкусные и дешевые морепродукты. Это место мне посоветовали люди, которые долго жили в этом городе.

Сразу как входишь в помещение, видишь садки с морскими гадами, выбираешь все, что душе угодно, затем их взвешивают, а пока ты расплачиваешься на кассе, морепродукты готовят для тебя. Это занимает не больше двадцати минут. Интерьер в этом заведении абсолютно непримечательный, выглядит оно как самая обычная столовая, но место очень популярно среди испанцев. 

Еще одно открытие произошло в Стамбуле на набережной Босфора – это мидии. Разламывают раковину пополам и кладут туда к мидии рис со специями. Одна половинка раковины стоит один евро, с новым курсом валюты это не так дешево, но блюдо достаточно сытное – каждая раковина размером с треть ладони. Эти забегаловки располагаются по всей набережной и тоже не отличатся презентабельностью. Узнать их можно по большим очередям из местных жителей.  

О местах с атмосферой

Я не очень люблю рестораны. Даже не из-за денег, а из-за ощущений и атмосферы. Мне не нравится пафос. Гораздо интереснее зайти в какое-нибудь домашнее заведение. В Лиссабоне есть исторический район Алфама, он достаточно популярен среди туристов. Однажды я решил углубиться в узкие улочки и наткнулся на небольшую рыбную  лавочку. Старушка готовила какое-то португальское блюдо, похожее на нашу корюшку, а ее муж продавал эту мелкую рыбешку. Наверное, это была одна из самых удивительных закусок, которые я когда-либо пробовал. Кстати, отличную корюшку в панировке делают на рыночной площади в Хельсинки. Она напоминает что-то среднее между сушеной рыбой и рыбой в панировке. А в Италии есть аранчини – рисово-сырные шарики с разной начинкой. Очень их полюбил.

В Будапеште тоже есть интересная фишка – руинные пабы. Это явление возникло в начале 2000-х годов. В самом центре города в результате разрухи 90-х годов оказалось достаточно много пустующих домов. Коммуникации там, видимо, пришли в негодность, и их расселили.

Молодые венгры быстро сообразили, что за ветхим фондом никто не следит, отодрали доски, которыми были заколочены двери в одном из таких домов, привезли туда старую мебель, сколотили барную стойку и нелегально открыли первый руинный паб – Szimpla Kert.  Сейчас он самый популярный среди туристов. После этого руинные пабы стали плодиться как грибы и где-то к 2006-му уже стали фишкой Будапешта. Большинство из них концентрируются в районе Эржебетварош.

Теперь таких пабов более тридцати, и за одну ночь их не обойдешь. Веселье начинается в 9-10 вечера и продолжается примерно до 5 утра. Всю ночь люди кочуют из одного заведения в другое. Сейчас  такое удовольствие стало значительно дороже для россиян, но еще год назад это казалось феноменально дешево.

О поисках ценной информации

Обычно я забиваю в гугле запрос на двух языках: на русском и английском. Если набрать в поиске  «нетуристический Будапешт», то отображаются в основном форумы наших людей, которые там побывали.  Но, к сожалению, наши соотечественники в массе своей не интересные путешественники лично для меня. В основном их интересует,  как сэкономить деньги на распродажах,  где  купить билеты, как дешевле доехать  из аэропорта и пр.

Если говорить об интересных местах, они чаще ограничиваются общими туристическими достопримечательностями и тем, что лежит на поверхности.  Например, идут в Szimpla Kert, о котором написано в каждом путеводителе,  и полагают, что после этого знают все о ночной жизни Будапешта и постигли его колорит. Соответственно, потом пишут об этом на форумах. Поэтому, очень быстро я понял, что нужно делать запрос на английском, например, «where to get drunk in Budapest»

Но самые главные открытия происходят, когда я приезжаю в город.  Я никогда не хожу в музеи.  Я стараюсь понять дух этого города и очень много гуляю пешком.  У меня есть шагомер, и 20-25 км в день – стандартная для меня дистанция практически в любом новом городе.  Нужно понимать, что большинство европейских городов гораздо меньше, чем Питер или Москва.  Достаточно трех-четырех дней, чтобы начать хорошо ориентироваться.  

Иногда неожиданно вспоминаешь, как однажды  случайно прочитал, что в этом городе есть  квартал, где живут художники, музыканты, а ночью там вообще гулять очень опасно.  Туда я отправляюсь  в первую очередь. Как раз в таких местах я чаще всего и нахожу что-то интересное: не только бары и рестораны, но и необычные граффити или другое уличное искусство. Все это происходит буквально по наитию. 

О нетуристическом Петербурге

В Питере сложилась уникальная ситуация. Пожалуй, такого места нет не только в России. Даже в Европе сложно найти нечто подобное. В большинстве европейских городов столичного типа обязательно найдется квартал, где концентрируется ночная жизнь. В Барселоне это районы Борн, Готик и Раваль, в Лиссабоне – Байру-Алту, а в Питере практически весь центр – это один большой такой район.  Куда ни сверни, обязательно наткнешься на что-то интересное. Сложно перечислить все улицы, где  находятся эти заведения, их много.

Если говорить о кратком посещении Петербурга, можно выделить несколько улиц, которые передают дух города.  Если хочешь получить порцию острых впечатлений, то примерно в десять вечера в выходной нужно оказаться на улице Думской. 

Буквально в нескольких домах сконцентрированы все заведения – их около двадцати. Там бурлит настоящая ночная жизнь: от поножовщины, до культурного веселья и знакомства с девушками. Чтобы понять, что такое модный Питер конца девяностых, достаточно зайти в бар Дача. Для тех, кто хочет потанцевать  под хорошую современную музыку, лучше отправиться в клуб Фидель. Если кто-то от всего этого устал, хочет спокойно выпить в культурной обстановке, тогда нужно найти на Думской заведение с названием «Аптека», где гостеприимно нальют лечебные алко-микстуры.  И все же, Думская – улица для тех, кто не против отдохнуть «по жести».

Рядом, в районе канала Грибоедова, если перейти знаменитый  Львиный мостик, можно увидеть также несколько интересных заведений. Одно из них называется «Пиф-паф». Там подают очень крутую хреновуху, наверное, лучшую в городе.  Это водка, настоянная на хрене, если кто-то не знает.  Всем рекомендую попробовать ее именно там.

Еще одна культовая улица в Питере –  Рубинштейна. Сходить туда стоит после Думской,  именно там приходит понимание ночной жизни Культурной столицы. Это место с художественным прошлым и настоящим.  Здесь жили С.Д. Довлатов, О.Ф. Берггольц, а сейчас на Рубинштейна находится Малый драматический театр.  С каждым годом улица все больше наполняется разными интересными гастрономическими заведениями. Начиная от пафосных, типа ресторана «Счастье», заканчивая демократичным баром «Цветочки». Здесь же расположились несколько пабов и куча заведений «хипстерского» толка.

На Рубинштейна есть удивительное еврейское кафе «Бекицер», в котором приходится спрашивать, что означает то  или иное блюдо потому, как все названия в меню – национальные. Там, кстати, подают очень вкусную шаурму в пите, и, судя по отзывам израильских евреев, еда довольно аутентичная.

Недалеко на Владимирском проспекте есть бар «Почта», где устраивают русские вторники – приходя к 9 вечера ты получаешь к любому напитку фуршет из домашних солений, шпрот, салатов и пр. яств. Приготовленных мамой владельца, между прочим.

Третье место силы –  улица  Жуковского. Главной достопримечательностью можно назвать  интеллигентный бар «Dead Poets», где предложат  не меньше 120 сортов виски.

Там  же есть бар «Tipplers», с такой же направленностью, но с другим антуражем. На углу Жуковского и Литейного проспекта – бар «Union», где готовят отличные бургеры на открытом огне и играют живую музыку с бесплатным входом.

В районе улицы Пестеля есть бар «Шляпа», одним из совладельцев которого является Билли Новик, вокалист группы «Billy’s Band». Там каждый вечер джазовый джем-сейшн и чуть ли не 100 сортов виски. И тоже бесплатный вход на концерты.

В центре Петербурга постоянно открывается что-то новое и необычное, но главное, там не просто можно выпить или поужинать, а почувствовать особую атмосферу, поскольку владельцы серьезно относятся к антуражу помещения, а бармены идейны и не навязчивы.