Если бы в Нижегородской области был филиал «Клуба Обжор», председателем которого  в свое время был сэр Чарльз Дарвин, то его любимой локацией вполне могла бы стать ферма «Макарьевский страус». Участники клуба еженедельно собирались за большим столом на дегустацию «необычной плоти», пробовали практически все: от попугаев с филинами до броненосцев и американских страусов нанду. У нас в Макарьево — не такое широкое разнообразие редких видов мяса, но экзотики желающим все равно хватит.

Команда из нашей редакции решила своими глазами увидеть ферму и рассказать о ней всем искателям необычной пищи у себя в тарелке. Мы ехали туда  в те снежные дни октября, которые устроила нам зима в качестве своей демо-версии. Русские просторы походили на белую пустыню, дул пронизывающий ветер и снег заметал следы. По дороге к пункту назначения нас вели указатели желтого тропического цвета  с темным профилем страуса, напоминающие предупреждающие таблички вдоль трасс Австралии: «Осторожно, на дорогу может выскочить кенгуру!». Было ощущение, что и нам навстречу из-за очередного поворота вот-вот должен выбежать дикий страус.

Калитка фермы открыта, рядом табличка с расписанием и ценой: 100 рублей с человека за вход, на заборе — предупреждение о злых собаках. Заходим, перед нами — большой длинный ангар и ни души. Самый жаркий сезон здесь — весной-летом, туристические фирмы в год привозят сюда по 6 000 туристов всех возрастов, еще столько же приезжают самостоятельно к диковинным птицам и животным, посмотреть на них и … съесть.

Тут же при входе, чуть в стороне, мы видим запорошенный снегом красный шатер — это небольшое летнее кафе, которое прекратило свою работу до начала следующего сезона. Именно здесь можно отведать гастрономические изыски: стейк из филе страуса, фазана, павлина, вьетнамской вислобрюхой свиньи; или попробовать осилить яичницу из страусиного яйца, вес которого достигает полутора килограмм и по объему вмещает до сорока куриных яиц. Все представленные виды мяса можно увезти с собой в свежемороженом виде, закутанные в вакуумную упаковку, чтобы приготовить и неспешно распробовать в домашней обстановке.

Находим открытую дверь в деревянный ангар и, пробравшись через табличку «служебный вход»  и несколько хозяйственных помещений, выходим к загону со страусами. Мужчина и женщина, работники фермы, которые не сразу нас замечают, занятые своими повседневными делами, любезно разрешают подождать нам хозяина здесь. Немного пахнет прелым сеном и деревянным брусом, приятно удивляет, что нет резких запахов, возможно, что их перебивает морозный воздух.  Помещение вытянутое и чем-то напоминает мне конюшню. Только в стойлах вместо лошадей прогуливаются огромные страусы. Это уже взрослые особи, по пять-шесть в каждом загоне.

Вскоре приезжает сам хозяин фермы — Сергей Николаевич. Коренастый хмурый мужчина за пятьдесят. За девять лет существования фермы он повидал немало журналистов, поэтому без всякого энтузиазма и по отъезженному сценарию  начинает рассказ с демонстрацией своих владений. В первую очередь, говорит о том, что идея фермы чисто экономическая. В принципе, это понятно и без пояснений — не от любви к животным он этим занимается.

В ангаре, по ощущениям, всего на несколько градусов теплее, чем на улице. Первое, что бросается в глаза — на перьях птиц большими каплями вперемешку с грязью намерз лед. Сергей Николаевич уверяет нас, что им абсолютно не холодно и показывает на то, как страус  гуляет по свежевыпавшему снегу. Действительно, птицы имеют свободный выход на улицу и могут совершать прогулки в любое время, чем, по-видимому, с удовольствием и пользуются. Несмотря на то, что родиной страусов является далекая Африка, к русским погодным условиям они приспосабливаются достаточно быстро. Высокоадаптивная иммунная система и хорошее оперение помогают им переживать перепады температур. Хотя страусам и не холодно, но их вид показался нам несчастным. Все-таки если бы птица могла выбирать между Африкой и Россией…

 «Вот такая годовалая особь, — указывает на птицу хозяин фермы, — готова на забой. В ней около ста килограмм веса, а это 24-26 килограмм чисто филейного мяса.  Мясо страуса — самое диетическое на планете, в нем нет жира, а белка — 23%. В том же самом мясе кролика или индейки — всего 12%. Субпродукты страуса также идут в пищу, все съедобно: шея, рубец, желудок, сердце».

Оказывается, от страуса после забоя остаются только «рожки да ножки». Берут в дело практически все. Кожа идет на производство обуви, ремней и различных сувениров. Из страусиного жира производят косметические и лечебные кремы, которые помогают при суставных болях, ожогах, обморожениях. Перья и яичная скорлупа используются в декоративных целях.

Пока мы стоим и слушаем про супер экономически выгодный вид, страусы любопытно тянут к нам свои мордочки, выгибая длинные шеи и очаровывают, хлопая большими глазами из-под длиннющих ресниц. В голове не укладывается, что совсем скоро они окажутся в чьей-то  тарелке. «Эти особи не идут на забой, — успокаивает нас хозяин, — только для демонстрации. Производственная часть находится в стороне».

Хозяин ведет до конца ангара в отдельный загон. Здесь живет вислобрюхая свинья со своим потомством — новинка гастрономических изысканий для любителей постного мяса. «Вьетнамская вислобрюхая свинья не имеет в составе жира совсем, мясо постное, без жил, потому что питается  свинка только травой или зерном. Они очень чистоплотные: никогда не путают зоны сна, кормления и туалета», — рассказывает нам Сергей Николаевич.

Идем дальше, нам по очереди открывают деревянные двери следующих загонов. Там большой гурьбой топчется страусиный молодняк, отдельно месячные и двухмесячные особи. Здесь ощутимо теплее, чем в общем помещении, искусственно поддерживается нужная температура.

Всего поголовье фермы составляет 3500 страусиных голов. Производство всегда на пределе, близком к дефициту. И это при том, что, по словам Сергея Николаевича, рынок у нас не готов к экзотическому виду мяса. Употребляют его, в основном, спортсмены и те, кто ведет здоровый образ жизни. Покупают только те, кто в теме. Но и таких, видимо, немало в нашей области. Есть семьи-мясоеды, которые еженедельно берут страусов целыми тушками.  Минимальная партия для заказа — 20 килограмм. Розничной цена килограмма отборного филе — 850 рублей. Ферма сотрудничает с ресторанами (например, в Нижнем Новгороде это ресторан «Monet») и  магазинами по всей России. В «Ашане» на Рублевке, правда, диковинный страус не прижился, по причине того, что экзотическое мясо нужно суметь не просто купить, но и не испортить при готовке.

«Любой повар знает, как приготовить мясо, в котором нет жира», — начинает свой ответ Сергей Николаевич на наш вопрос о правильном способе готовки страусиного стейка, с намеком на элитарность своего продукта и необходимый уровень кулинарного мастерства. После небольшой паузы кратко продолжает: «Это резкая обжарка с двух сторон на раскаленном огне, чтоб сок внутри мяса сохранился. Десять минут и готово. Внутри мясо должно быть с небольшой краснотой, желательно даже с кровью».

Осмотр владений в ангаре закончен, по соседству со страусами парочка загонов с другой мелкой птицей: курами, фазанами, павлином, которых переселили сюда из уличных вольеров на зиму.  Летом на ферме активно используется территория внутреннего двора для прогулок посетителей, есть свой экскурсовод с целым багажом тематических экскурсий. Честно говоря, даже не представляю о чем они, учитывая небольшое разнообразие птиц и животных на компактной площади.

Задаюсь вопросом: в чем смысл организации культурной программы и развития агротуризма здесь? Единственное логическое объяснение устроить на ферме экскурсионные маршруты, которое могу предположить: прививать вкус к диковинному мясу, нести экзотическую пищу в массы. У хозяина свое неожиданное видение. Оказывается, причина в повышении культурного развития населения, по его мнению «люди хотят расширять свой кругозор».

Идея расширять кругозор на ферме рядом с бойней мне кажется более чем странной. Если я захочу повысить свой культурный уровень и посмотреть, как выглядят диковинные животные и птицы, я пойду в зоопарк. Там мы на всех смотрим, а тех, кого можно, еще гладим и кормим. В зоопарке, слава богу, нет «опции» съесть какое-то понравившееся животное из вольера или завернуть кусочек его мяса с собой, купить тут же сумочку из кожи крокодила или лисий воротничок. Да у нас даже мыслей таких не возникает! На ферме можно все и сразу, вместе с мини-зоопарком и веселыми экскурсиями про замечательных птичек и животных рядом стоит палатка с их свежеприготовленным филе на гриле, здесь же запаковывают их мясо в вакуум, а за углом находится вагончик с цветными перьями и брелками из кожи страуса на сувениры. Приходить на ферму, чтобы посмотреть, как бегает их еда перед трапезой, могут те, кто не имеет привычки задумываться о том, как пища попадает к нему в тарелку. Но, как ни странно, бизнес растет. Место вносят во многие справочники и путеводители, все больше туристических агентств заключают договоры о сотрудничестве. Людям нравится.